воскресенье, 22 июня 2014 г.

Фаина Раневская: "У меня хватило ума глупо прожить жизнь"


"Если бы я писала книгу о своей жизни,
 я бы ее назвала «Жалобная книга. Судьба. Шлюха."

Фаина Раневская – бессмертная, вечно молодая, проницательная, великая и харизматичная личность. Любой фильм, любая театральная постановка приобретала неповторимый стиль благодаря участию в нем актрисы. Это поистине эпохальная женщина, мысли и афоризмы которой будут отражать действительность еще долгое время.


Фаина Раневская, урожденная Фельдман, родилась 15 августа 1896 года в Таганроге. Ее отец, еврей, был состоятельным человеком, и образование она получила соответственное. Очень не любила учиться, поэтому Мариинскую гимназию так и не окончила, а приобретала знания на дому. Кроме Фаины в семье было еще трое детей: два брата и сестра. Один из братьев умер, когда ей было всего 5 лет.

С самого детства Фаина была одинокой, сторонилась людей, и понять не могла почему. Ведь любящая полная семья, мать, отец, братья и сестры… Как можно быть одинокой? «Мне вспоминается горькая моя обида на всех окружавших меня в моем одиноком детстве...»  Видимо, этот факт из детства имел большое влияние на ее дальнейшую жизнь.

Когда она впервые в жизни попала на театральное представление, девочка поняла, что, несмотря на свое легкое заикание, она будет настоящей актрисой. Она так решила. И так случилось. Фаина сдала экзамены на частные курсы в частную театральную студию А.Ягелло, и стала их посещать. Родители не одобряли ее увлечения.

После знакомства с известной актрисой Алисой Коонен в 1910 году, Фаина навсегда попала в «чары» театрального искусства. Она почитала актрису всю жизнь, а Алиса, в свою очередь, дала Фаине правильную путевку в жизнь.



Спустя 5 лет Фаина уехала в Москву, чтобы поступать на театральный курс института, но поиски не увенчались успехом. Упорство и целеустремленность Фаины поразили известную балерину Е.В.Гельцер. Практически каждый день Фаина поджидала красавицу около Большого театра. В то время балерина очень сильно выделялась на фоне серости толпы: она носила ярко-красную шляпку с вуалькой, походка и черты лица выдавали в ней незаурядную личность. Фаина и Гельцер стали общаться, созванивались даже ночью. В большинстве случаев звонила балерина со странными вопросами, но Фаина очень уважала свою подругу, отвечала ей без колкостей.

Именно Гельцер дала режиссеру Певцову рекомендации для Фаины в Малаховский подмосковный театр, где она и работала в массовке, но это особо не трогало будущую «звезду». Когда-то именно этот режиссер предрек славу и известность Фаине: «Из нее выйдет величайшая актриса».

Фаина до безумия любила режиссера Станиславского. Как-то раз, встретив его на улице, она бежала за его экипажем, заламывая руки и крича «Мальчик мой!», а он в ответ ей посылал воздушный поцелуй и улыбался. Для нее эта встреча была значимой.

С особым чувством Фаина относилась к раннему МХаТ. Посмотрев как-то «Вишневый сад» Чехова, она стала считать его «небожителем».

«Когда мы вышли из массивных банковских дверей, то порыв ветра вырвал у меня из рук купюры — всю сумму. Я остановилась, и, следя за улетающими банкнотами, сказала: — Денег жаль, зато как красиво они улетают!  — Да ведь Вы Раневская! — воскликнул спутник. — Только она могла так сказать!  Когда мне позже пришлось выбирать псевдоним, я решила взять фамилию чеховской героини. У нас есть с ней что-то общее, далеко не всё, совсем не всё…»

Фаина Раневская непросто вписывалась в свое время, хотя она трудно представляется в любом времени. Она была довольно своеобразной, колоритной личностью, в которой постоянно бушевал калейдоскоп страстей, а выхода эмоциям практически не было. Ее жизнь напоминала жар-птицу в клетке, которая готова и хочет дать больше, а никому это не нужно. И этот надрыв просто сковывает внутри.

"Переспала со всеми театрами Москвы и ни с кем не получила удовольствия". Фаина находилась в постоянном поиске себя: Феодосия, Кисловодск, Ростов-на-Дону и прочие театры. Меняла маски, бросаясь то в огонь, то в воду, но своего режиссера и свой театр она так и не отыскала. В конце жизни она говорила: «Я могла сделать гораздо больше, если бы мне дали возможность».


На вопрос журналиста «Почему вы так много сменили театров?» Раневская ответила: «Искала искусство». «Нашли?» «Да, в Третьяковской галерее».  Главной причиной ее ухода из театров становился тот факт, что «из театра ушел трепет, а это главное для актера».

В 1917 году ее семья иммигрировала за границу, Фаина же осталась на родине. В Ростове произошла знаковая встреча, которая будет иметь огромное влияние на ее будущую жизнь и творчество: знакомство с Павлой Вульф, которая заменила ей мать, учителя, подругу и наставницу, приняв ее к себе в семью. Фаина сама отыскала Павлу Леонтьевну и сказала «Хочу у вас учиться», чем несказанно очаровала актрису. «Она никогда меня не хвалила. Ты можешь лучше, и если ты себе скажешь, что собою довольна, довольна своей игрой, ты не актриса вовсе», рассказывала Фаина Георгиевна. «Нужно переписывать роль в тетрадку, а красным выделять реплики, вживаться в роль и жить с мыслью о ней», учила Вульф свою подопечную.

Внук Павлы Вульф, Алексей Щеглов, говорит, что Фаина ненавидела серость и уныние. Она всегда себя настраивала на агрессию, и только тогда у нее получались ее славные роли. «Я не бытовая актриса», говорила Раневская Вульф. Фаина Георгиевна пыталась понять и отражать жизнь.

В этот период в ее творчестве происходит ошеломительный успех. За 10 лет ее службы в театрах она сыграла около 200 ролей, тогда как с 1931 по 1969 года – только 38. В основном, актриса искала второстепенные роли, в них ярче можно дистанцироваться от общего сценария, который загоняет в рамки чьих-то взглядов, чего она не могла вынести. Ее известная фраза "Я возьму с собой "Идиота", чтобы не скучать в троллейбусе!", - и это запоминается лучше, чем любая главная роль. А эпизод в «Подкидыше» (1939) и ее бессмертная фраза «Муля, не нервируй меня», стала ее визитной карточкой. Мальчишки бегали за ней и кричали это вслед, доставая Фаину до чертиков.

Участие в фильме Михаила Ромма «Пышка» (1934) стало дебютом актрисы в кино. Главную роль Фаине удалось сыграть в фильме «Мечта» (1946). Сам Чарли Чаплин называл Раневскую «Великая актриса», и с ним сложно спорить.

Отношение к окружающим ее людям было неоднозначное. Характер Фаины мало кто мог стерпеть. Не повезло тем людям, кого она творчески невзлюбила, ее бесила фальшь.  «Не любили меня режиссеры за то, что я везде лезла». «Освенцим Раневской» - так называли вечные капризы и критику известной актрисы. Поэтому близких людей среди окружения актрисы можно по пальцам пересчитать. К ним относилась и Анна Ахматова. Эта женщина была самым лучшим другом Фаины в течение всей ее жизни, «это ее Бог, как Пушкин в поэзии», говорил внук П.Вульф. Ахматова называла Фаину не иначе как «Мой дорогой фей». В подругах была и Любовь Орлова, они очень доверяли друг другу, а также подкалывали иногда. Ее близкими были Качалов, Ахматова, Станиславский, остальных она постоянно жалила острием сатиры. Еще одним другом был пес Мальчик, которого она везде брала с собой, даже на спектакли, любила и лелеяла его, называла «Псина моя человеческая».


Режиссер кино Игорь Савченко даже придумал лично для нее роль в фильме «Дума про казака Голоту» (1937). Изначально роли попадьи там не было. Но это не стало помехой выхода фильма в прокат. Раневская наделила попадью незаурядными качествами и изюминкой, сыграв эту мощную, крайне сатирическую эпизодическую роль.

 У Фаины Раневской всегда была своя личная точка зрения на все, поэтому у нее очень часто возникали конфликты с режиссерами. Бывали случаи, когда сама труппа ставила режиссеру ультиматум – либо мы, либо она. 

О ее конфликтах с Юрием Завадским (театр Моссовета) ходили легенды, обрастающие мифами и анекдотами. Он ее невероятно бесил. Фаина считала, что «у него все в медалях» и называла его «маразматиком». Его творческие поиски актриса называла «Капризы беременного кенгуру». Как-то раз у них конфликт вышел за рамки, и он крикнул «Вон со сцены!», на что она ему ответила «Вон из искусства!».

Актриса не терпела подхалимства и лизоблюдства, расстилание перед начальством. Но, несмотря на такие протесты, Завадский роли ей давал. На первую репетицию спектакля «Шторм» (1951) она пришла и принесла с собой талмуд. Фаина Раневская буквально переписала свою эпизодическую роль, на что режиссер Ю.Завадский сказал «пусть будет так, как у Раневской». И спектакль произвел настоящий фурор, а фраза «шо грыте? Я барышня» стала бессмертной! Люди шли на спектакль исключительно ради ее роли, а потом вставали и уходили, что стало причиной снятия эпизода с показа. Это был личный удар для Раневской, но она стерпела, лишь спросила «За что?», Завадский ответил «Вы слишком хорошо играете роль спекулянтки».

Алексей Щеглов считает, что она украшала собой фильмы, которые обречены были на забвение. В 1941 году должен был выйти фильм «Мечта», но не суждено, началась война, и актриса эвакуировалась в Ташкент. Теодор Рузвельт назвал этот фильм «Великим фильмом», а актрису Раневскую «блестящей трагикомической актрисой».

В 1947 году вышел фильм «Весна», где актриса сыграла « Маргарит Львовича», роль которой написала себе сама. Режиссер Александров в одном из фильмов ей так и сказал: «Придумайте себе роль», она с этим справилась на «отлично», благодаря чему ещё и родилась любимая многими фраза: «Да, красота – страшная сила!».

Хотя Раневская и была у Иосифа Сталина на хорошем счету, но и это не уберегло ее от самого большого удара. На роль Ефросиньи в фильме «Иван Грозный» Сергея Эйзенштейна ее не взяли из-за неприязни Фаины тогдашним министром кинематографии. Он написал Щербакову, секретарю ЦК ВКП (б): «Семитские черты Раневской, особенно при съемке крупным планом, очень выступают». Фаина была в гневе и очень разочарована.

Раневская была интуитивно образованной, хорошо разбиралась в музыке и поэзии. Ее безраздельной любовью был Александр Сергеевич Пушкин: «Что бы я делала в этом мире без Пушкина». А свой дар видеть людей насквозь она считала причиной ее одиночества и боли.

Самой тяжелой для актрисы была боль от утраты близких. Так получилось, что она пережила всех своих друзей, и «не осталось никого, с кем была связана жизнь».

Очень «трагичной» была жизнь Фаины Раневской в финансовом плане. Она попросту не умела распоряжаться деньгами. Зарабатывая прилично, она жила очень скромно. А остальные деньги то давала безвозвратно в долг друзьям, то раздавала нуждающимся. Любой нищий мог подсесть к ней в троллейбусе, разжалобить и выудить у Фаины все деньги. Актриса позволяла себя обманывать и обкрадывать, поскольку считала, что кому-то нужнее, а друзей постоянно одаривала.

Екатерина Камбурова, народная артистка России, рассказывает об убранстве в доме Раневской: «Скромность, простота, журнальный столик с томиком Пушкина. Неудобная тахта, которую она не меняла всю жизнь, а двуспальную кровать подарила горничной на свадьбу. Главные ценности в доме - фотографии и книги».

Главной ее болью и вдохновением был театр: «Неужели театр не заинтересован в том, чтобы я играла? Публика меня ждет. Я получаю бесконечное число писем. Они хотят меня видеть. Найдите пьесу! Неужели вам нечего мне предложить? Мне осталось жить всего 45 минут. Когда же мне, наконец, предложат интересную роль?», повторяла она своим коллегам.

Последней работой величайшей актрисы ХХ века стал спектакль «Дальше - тишина» (1969), где она с Пляттом играла главную роль. Был бесконечный аншлаг!

24 октября 1982 года Фаина Раневская вышла на сцену в последний раз. Она прожила 88 лет, хлебнув горечи, утрат и одиночества. Солнце Фаины Раневской ушло на закат со сцены театра и жизни в июле 1984 года. Но после себя она оставила бесценный след: ее бессмертные афоризмы будут актуальны еще для многих поколений!






Автор статьи – Татьяна Слесаренко





Комментариев нет:

Отправить комментарий